No future. Ультраглобализм: мировые элиты и человеческое стадо

Ультраглобализм и посткапитализм. Разбор тезисов А. Фурсова

Недавно на Youtube вышло видео «Секретный доклад глобалистов» историка Андрея Фурсова. На тех, кто не интересуется политикой, экономикой и социологией видео может оказать эффект разорвавшейся бомбы, для меня же оно послужило ещё одним мазком в картине жизни и поводом для написания этого текста. Если коротко: мир жесток и несправедлив, средний класс будет вымыт подчистую, и уже в ближайшем будущем произойдёт кардинальное разделение на правящий класс и обслуживающее стадо. Да, именно в таких терминах. А теперь подробнее.

Секретный доклад глобалистов

Кто такой Андрей Фурсов?

Приведу отрывок из Википедии:

«Андрей Фурсов читает авторские лекционные курсы в Московском государственном университете, Московском гуманитарном университете, Российском экономическом университете имени Г. В. Плеханова; читал лекции в Центрально-Европейском университете (Венгрия), в вузах США (Бингемтонский университет, Колумбийский университет, Йельский университет и Дикинсон-колледж), а также в университетах Германии, Индии, Канады, Японии, Франции, Великобритании.

То есть это не какой-то скандальный блогер с поверхностным образованием, а состоявшийся и востребованный учёный. Перескажу основные тезисы, которые г-н Фурсов излагает в подкастах, видео и статьях:

  1. Существуют закрытые наднациональные структуры согласования и управления (далее по тексту будем называть их мировыми элитами) — те самое «масоны», «мировая закулиса» и прочие рептилоиды. Подробно, откуда они взялись, как устроены и почему их не может не быть, автор рассказал, например, в этом подкасте. Здесь же примем факт, как данность;
  2. В конце XIX века мировые элиты смогли сконцентрировать в своих руках три ключевых элемента управления историей — вещество (индивида), энергию (крупные финансы) и информацию. Это позволило им применить проектно-конструкторский подход к истории — то есть формировать и направлять исторический процесс в нужную сторону;
  3. Одна из ключевых целей элит — создание «атомизированного индивида», то есть личности, не связанной прочными узами с коллективом и семьёй. Такая личность не сможет найти поддержку среди коллег, соседей и родственников, а значит, ей легче манипулировать. Способы создания подобного вида — разрушение традиционных обществ (в частности, переселение деревенского населения в города) и института семьи и формирование образа «сильного независимого человека».
  4. Капитализм изжил себя в 60-е годы XX века. Изжил бы и раньше, но две мировые войны оттянули агонию, обеспечив взрывной рост восстанавливающихся экономик — два раза по двадцать лет;
  5. Прямо сейчас крупному капиталу некуда развиваться, некого поглощать: весь мир поделён между транснациональными корпорациями (ТНК), новым рынкам сбыта взяться неоткуда. При этом затеять можно только локальные войны — в регионах, где нет ядерного оружия (в Африке). Мировая война, как способ обеспечения потребления и экономического роста, более невозможна;
  6. Деньги теряют ценность. Национальные элиты Запада, Ближнего Востока, России, Китая имеют огромные капиталы, но эти капиталы более не являются главными инструментами влияния на мировую политику;
  7. Всё это создаёт условия для создания посткапиталистического общества, построенного по тем принципам, которые выгодны держателям ключевых инструментов — вещества, энергии и информации, то есть тем самым мировым элитам.
  8. Важнейший принцип — уничтожение среднего класса, обладающего критическим мышлением и каким-никаким капиталом, и формирование «стандартизированных человеческих групп» — то есть стада, чьё потребительское, социальное и политическое поведение можно сформировать, а затем — прогнозировать. Если капитализм стремился присвоить результаты труда, то посткапитализм в трактовке Андрея Фурсова стремится получить контроль над образом мыслей и поведением. То есть, если хотите, над сознанием и душой.
  9. Инструмент воздействия на сознание и волю — социальные сети и big data. Крупные IT-корпорации собирают всю возможную информацию об индивиде, включая бессознательные реакции организма, для дальнейшей интерпретации и формирования нужных реакций и алгоритмов поведения.
  10. Результатом воздействия, итогом формирования «стандартизированных человеческих групп» из «атомизированных индивидов» должен стать «антропологический переход» — трансформация общества, после которой популяция разделится на два «вида» (а может быть, и без кавычек): малочисленная правящая группа, имеющая высочайший уровень жизни, включая качественную медицину и питание, и обслуживающий класс — по сути, человеческий скот, обеспеченный минимальными благами для поддержания работоспособности.
  11. Мировые элиты — это не монолит и не неизбежность. Пастухов, реальных и потенциальных, значительно больше одного, и они борются между собой за власть. При этом реакция снизу, со стороны формируемого стада, тоже, по мнению Фурсова, влияет на конечный результат: покорные группы будут ставиться во всё более тяжёлые условия, а сильные, действующие единым кулаком, смогут отстоять некоторое подобие прав и свобод. Только откуда им взяться — сильным и единым?;
  12. Реакция правительств (по мнению Фурсова — марионеточных, обеспечивающих интересы закрытых наднациональных групп управления) на вспышку коронавируса — спланированный шаг по переделу мира, по обеспечению того самого «антропологического перехода». С одной стороны, ограничения выбивают почву из-под ног среднего класса (мелкого и среднего бизнеса), с другой, навязываются нелогичные, временами вредные стандарты поведения и подавляется воля индивида и общества.

Что всё это значит?

Современное общество — это набор аккаунтов в соцсетях. Это общество не способно к саморегуляции и самоорганизации — алгоритмы сетей решают, кому быть услышанным, а кто должен быть стёрт, что хорошо и что плохо, о чём нужно мечтать, а о чём думать неприлично, кто прав и кто виноват.

В реальных секторах экономики ситуация похожая. Рынок продовольственных товаров контролируют 3-4 крупных сети, рынок непродовольственных — крупные маркетплейсы. При этом разрушить устоявшийся порядок можно перекрытием Суэцкого канала, ограничением производства полупроводников или блокировкой контейнеров в портах США.

Короче говоря, мировая элита, — те самые пятьдесят, сто или тысяча семей, смотря какой теории заговоров вы придерживаетесь, — полностью контролирует вектор и темпы развития человечества. И «антропологический переход», о котором говорят, как об одном из возможных сценариев, уже произошёл, пусть пока только в избранных странах. Например, в Бангладеш, который стал изнанкой благополучного мира.

Что будет дальше?

Я писал этот текст (вернее, пересказывал мнение А. Фурсова), чтобы, в первую очередь, для себя уяснить, что вообще происходит и что нас ждёт дальше. Вопрос, на который я не получил прямого ответа в видео и подкастах — зачем правящей элите нищее стадо? Ведь именно средний класс потребляет всё, что производят компании властителей мира. Зачем уничтожать тех, кто тебя кормит?

Оформив двенадцать пунктов выше, я понял. Капитализм исчерпал себя, и деньги потеряли свою ценность. Потребители больше не нужны — от них много мусора, много шума, мало места в Венеции, Париже и на горнолыжных курортах. Новая роль «простых людей» — обслуживающий класс. Длинная схема — купить труд подешевле, чтобы потом этим же людям продать результаты труда подороже, а за счёт разницы обогнать других капиталистов, — меняется на короткую: я, ультраглобалист, даю тебе миску риса, а ты работаешь на меня напрямую: солдатом, учёным, инженером, рабочим.

Загнав 7 миллиардов человек в нищету, лишив их мышления, образования, поддержки, возможности объединиться, а главное — заставив думать, что это и есть достойная жизнь (ведь в Бангладеш и Сомали ещё хуже), можно регулировать численность стада — нищий скот не может позволить себе правильное питание, современную медицину и здоровые условия труда и жизни.

Убедив скот, что гендеров — больше двух, а традиционная семья — бремя, можно контролировать рождаемость. Убедив скот, что кругом враги, можно контролировать смертность и тестировать новые виды оружия. Убедив скот, что главное в жизни — удовольствие, можно подсунуть под видом удовольствия что угодно — хоть путешествия, хоть сериалы; хоть бургеры из «McDonalds», хоть бег; хоть живое общение, хоть сёрфинг в социальных сетях.

Одним словом. Влияя на образование, уровень цен и оплаты труда и, главное, источники информации, элиты лепят из приматов всё, что угодно. Вспомнив последние 15-20 лет своей жизни, оценив собственные цели и желания, взглянув со стороны на себя и своих друзей, вы, полагаю, согласитесь со мной.

Что делать?

Для начала — понять, что ты — дойная корова (ну, или баран). Что во всём мире есть ровно один человек, которому на тебя не наплевать — ты сам. И пока ты плывёшь по течению, тебя стригут, доят и, может быть, даже насилуют. Нельзя сказать, что это плохо — в конце концов, если не замечаешь неудобств, возможно, ты даже счастлив.

Что делать дальше, непонятно. Я давно пытаюсь вывернуться из системы товарно-денежных отношений и обменивать свои труд и время на деньги по максимально выгодному курсу. Но, кажется, получается so-so. А ощущение, что мир жесток, и жить, как живётся, неразумно, не позволяет быть счастливым идиотом. Так стоит ли извиваться?

Универсальный совет, который даёт А. Фурсов — учиться. Читать фундаментальные труды об устройстве политических и экономических систем, рассказывать об этом детям, осваивать новые навыки и профессии. Знания неизбежно подтолкнут к пессимизму и чувству обречённости, но так ты, по крайней мере, не окажешься на самом дне. Если уж суждено быть бараном, то самым умным и ловким, а не тем, кто в первых рядах просится под нож.

Наверное, так.

Все самые интересные и значимые тексты и лучшие фотографии — в моём Telegram-канале. Подписывайтесь, это ещё долго не станет мейнстримом.